Хобби украшает джентльмена

Friday, June 19, 2009 by andybo54

Фотография стала модным увлечением. Одно из западных хобби прочно вошло в быт московской элиты.

Искусство как светское хобби

Уинстон Черчилль и Андрей Громыко любили на досуге рисовать. А Нельсон Мандела до сих пор любит делать это. Адольф Гитлер даже пытался (безуспешно) пойти в профессионалы. Пейзажи Гитлера и Черчилля время от времени всплывают на аукционах, но стоят недорого, потому что проходят не по ведомству искусства, а продаются как мемориальные предметы.

В середине XIX века фотография впервые стала аристократической модой. Только очень богатые люди или же профессиональные художники могли тогда позволить себе такое хобби: аппаратура стоила слишком дорого, а процесс проявки и печати был сродни колдовству. Русский царь Ники и немецкий кайзер Вилли тоже были фотолюбителями - уже в начале нового, XX века (конечно, ни проявкой, ни печатью им не было необходимости заниматься самостоятельно). Так что у двух кузенов была хорошая тема для болтовни на досуге.

Новая мода на фотографию пришла в девяностых. От Милы Йовович до Тони Блэра - многие западные знаменитости увлеклись этим занятием, когда появились камеры, сочетающие в себе доступность любительских с качеством профессиональных аппаратов. Это хобби помогает в дипломатии: так, недавно Тони Блэр подарил Жаку Шираку собственноручно сделанный снимок своего сына. А Рютаро Хасимото, бывший премьер-министр Японии, фотографировал Бориса Ельцина во время встречи “без галстуков” в Красноярске в ноябре 1997 года.

Генсек НАТО в свободное время “увлекается фотографией, гольфом и чтением” (как сообщает официальный сайт этой организации). Джентльменский набор. Джордж Робертсон во время своей последней поездки в Москву с увлечением фотографировал детали кремлевских интерьеров. Ему повезло: будь он простым шотландцем, то комендатура Кремля запросила бы с него несколько сотен долларов за 4 часа работы. Сергей Ястржембский, вероятно, имеет гораздо более широкие возможности для съемок в Кремле, чем Джордж Робертсон. Его выставка прошла недавно в Московском центре искусств на Неглинной. Московские репортеры облизывались, глядя на точки, с которых имел возможность снимать помощник президента РФ.

Среди наших политиков это хобби еще только приживается. Хотя в светской столичной среде уже лет пять модно представляться фотографом. Такие завзятые тусовщики, как Стас Намин или Сергей Соловьев, делали даже персональные выставки своих фотоопытов. Портреты Жириновского, сделанные Сергеем Беляком, можно увидеть в новооткрытом корпусе Московского музея современного искусства - на выставке “Арт-конституция” (адвокат Эдуарда Лимонова собирается в будущем году показать свой проект “Девушки партии” в одной из московских галерей). Многие телевизионщики - как, например, Владислав Флярковский или Иван Дыховичный, снимают для себя, “в стол”.

Фотография привлекает джентльмена. Потому что с ее помощью можно почувствовать себя причастным высокому искусству (это явно поднимает символический вес в глазах окружающих). А с другой, этому не нужно отдавать всю жизнь. И - при современных технологиях печати, не нужно самому марать руки реактивами. Достаточно найти хорошего печатника.

От Виноградова до Ястржембского

Есть разные способы фотографировать. Самый простой - любительская съемка: вот он - я, вот моя семья, вот птички-рыбки, вот горы и реки. Не нужно думать ни об экспозиции, ни о выдержке, ни об оптике: камера все сделает сама. А фотолаборант выправит недоделанное.

В этом духе занимается фотографией, скажем, Рютаро Хасимото, чья выставка проходила в Третьяковской галерее (!) в 1998 году. Это фотография как массовое увлечение, ею занимаются миллионы: среди них - и люди известные. К примеру, Александр Гафин, вице-президент Альфа-банка, с удовольствием рассказал “НГ” о том, что он любит заниматься фотосъемкой, но не прикладывая к этому больших усилий.

Следующий разряд - любители с амбицией. Характерный пример - Сергей Соловьев. Его снимки, выставленные некогда в “Манеже” в рамках Московского кинофестиваля, могли бы служить хрестоматийным примером дурного вкуса. Эротические модели, розовые занавески, полуприкрытые тела - апофеоз пошлости и никакого представления о современных тенденциях в фотографии. Хотя и камера, и студия вполне соответствуют задаче.

На шаг выше - мастера-непрофессионалы. Люди, которые осознанно изучают фотографию, следят за современной модой, но не стремятся к тому, чтобы это занятие стало их ремеслом. Первопроходцем среди таких людей в московской элите был банкир Игорь Виноградов (Инкомбанк) - известный ценитель и собиратель современного искусства. Игорь Малашенко, бывший президент НТВ, несколько лет назад в лучшей московской типографии выпустил подарочный новогодний календарь со своими фотографиями (его тогда же раздавали на тусовке НТВ в “Рэдиссоне”). Сегодня этот календарь уже стал библиографической редкостью.

Выставка Игоря Потоцкого около года назад прошла в галерее “Арт-коллегия”.

Фотографии Потоцкого и Ястржембского схожи. Как ни странно. И тот и другой не любят фотографировать ни людей, ни природу (самые обычные темы “фототуристов”). Их интерес лежит в области холодной модернистской съемки, с выверенной композицией и четкими акцентами на деталях. Оба любят “продвинутую” оптику: Ястржембский много снимал “рыбьим глазом”, а Потоцкий - “моноклем” (если “рыбий глаз” - это просто дорогой объектив, то “монокль” еще и довольно редкий - его нужно изготавливать на заказ или покупать подержанный). Оба начинали с хороших зеркальных камер, чтобы затем перейти к “простой” “Лейке”. Потоцкий, правда, уже активно работает “Леечкой”. А Ястржембский, по признанию Льва Мелихова, “сейчас переходит на “Лейки”, как у меня. Потому что это легче, удобнее и качественнее”.

Фотограф Лев Мелихов был “гуру” для Сергея Ястржембского. Мелихов уже давно ведет занятия с учениками, и прямо на выставке Ястржембского в Московском центре искусств на глазах обозревателя “НГ” к Мелихову начали подходить новые “кандидаты в мастера”. Нетрудно найти профессионала, который может “поставить руку” всякому любителю. Другое дело, что “глаз” не поставишь.
lА в работах Ястржембского “ощущается хорошее чутье, хороший глаз и интересный кадр”, как сказал “НГ” Валентин Родионов, генеральный директор Третьяковской галереи. С “фотоглазом” нужно родиться.

Михаил Сидлин