Питейное дело в России накануне введения винной монополии

Питейное дело в России накануне введения винной монополии

Серия: Дела давно минувших дней. Преданья старины глубокой


камины

Точной даты начала винокурения в России мы не знаем, зато сохранилась в летописи точная дата беды, постигшей русское войско от неумеренного употребления хмельного. Это случилось 2 августа 1377 года, когда перепившееся ополчение князей переяславских, суздальских, ярославских, юрьевских, муромских и нижегородских было почти полностью перебито небольшим войском татарского царевича Арапши. При этом сам главнокомандующий князь Иван Димитриевич Нижегородский утонул в реке, разделявшей противников. Речка эта получила название Пьяной, и в Рязанской, Нижегородской, Московской, Тульской и Калужской губерниях появилась поговорка: «За Пьяной — люди пьяны». Это событие, описанное историком Н.М.Карамзиным, можно считать начальным рубежом в поисках даты возникновения винокурения в России.

Водка же — древнее изобретение аравийцев — пришла к нам двадцатью годами позже — в 1398 году, проделав долгий победоносный путь по Европе. Россиян познакомили с ней генуэзские купцы, а как делать ее, наши предки додумались уже сами, заменив цитрусовые и прочие южные компоненты флорой Среднерусской равнины. И зело в том преуспели. Русская водка делалась из ржи, пшеницы и ячменя, долгое время называлась вином. Обыкновенный «первач» называли «простым вином», очищенная была «вином добрым». Существовали еще «вино боярское», «двойное» — напитки, валившие с ног от пары глотков...

Специально для барышень делались сладкие водки. Полюбившийся напиток употребляли не только перед обедом, но и когда захочется. Продажа алкоголя была вольной, что привело к конце концов к первому «сухому закону». Видя неумеренное поглощение спиртного, Иван III запретил совсем в 1476 году приготовлять крепкие напитки. Да не тут-то было! Русский человек наловчился и производить и пить вино втихую. Иван Грозный сделал послабление: учредил царевы кабаки, где народ мог напиваться лишь на Святой неделе, в Рождество Христово и на Дмитриевской субботе. За питье во всякое иное время велел сажать в тюрьму. Сын Грозного — царь Федор Иоаннович кабаки повелел сломать...

Так началась многовековая история борьбы с «зеленым змием» на государственном уровне. Первым, кто надумал добывать из пагубного пристрастия выгоду для государства, был Борис Годунов. Он заново отстроил питейные заведения и отдал все крепкие напитки на откуп. Хочешь торговать вином — плати в казну, хочешь пить — отдавай деньгу туда же. Первый из Романовых — Михаил укрупнил питейное дело: закрыл кабаки, учредив оптовую торговлю вином. Однако царь Алексей Михайлович, отец Петра I, снова порадовал россиян открытием еще большего количества царевых кабаков.

Ну, а стоит ли говорить, какое внимание уделил этому делу Петр Алексеевич? Многие наши застольные привычки родились как раз при нем. Например, обилие тостов, обязательных к каждой рюмке. А также стремление хозяина напоить гостей «до чертиков», выказывая таким образом к ним уважение. Петр I в свою очередь тоже реформировал выпивку. В 1695 году он перепоручил ее в ведение бурмистерской палаты, и с 1716 года винокурение сделалось свободным, но облагаемым налогом с количества произведенного алкоголя по величине «казанов» (котлов), которые обмерялись и клеймились, дабы знать, сколько с каждого брать.

Эту систему отменили в 1744 году, обложив налогом каждое ведро выделанного зелья: слабого — по 3 коп. и водки — по 6 коп. Через пять лет казаны опять стали клеймить, но поведерные сборы сохранили. Это был хитрый ход. Налог взвинтился, и с 1750 года начался процесс, достигший в наши дни фантастической кульминации — неудержимый рост цен на спиртное в России. Именно тогда была установлена первая «фиксированная» стоимость одного ведра вина — 1 рубль 88 копеек. Но через семь лет за такое же ведро выкладывали 2 рубля 23 копейки, с 1770 года — 3 рубля, а с 1794 — уже 4 целковых!

Снижению цен не поспособствовал даже вновь введенный Екатериной II откуп на продажу питья. К концу XVIII века кабак превратился в «питейный дом», на котором красовался двуглавый орел, чтобы частный торговец не забывал, что продает продукт государственный. Вино полилось рекой, и в 1805 году пришлось учреждать комитет для изыскания «мер к ограничению размножения пьянства и кабаков». Вместе с этим требовалось сохранить питейный доход в прежнем состоянии, а составлял он, ни много ни мало, четвертую часть всего госдохода. Но и этого казалось недостаточно.

С 1811 года, в канун Отечественной войны, ведро вина стало стоить 6 рублей, а через семь лет — еще дороже на рубль. В это время была введена казенная продажа вина, просуществовавшая десять лет при стоимости уже 8 рублей. К питейным сборам тогда был прибавлен налог за патент на право торговли алкоголем. Николай I вернул обратно откупную систему. Правительству казалось, что часть денег все же остается невыбранной из народного капитала, и в 1844 году была задумана новая реформа — «положение об акцизно-откупном комиссионерстве» со сложной системой обложения торговцев спиртным.
К середине XIX века мощность двадцати трех винокуренных заводов в Калужской губернии была такова, что они могли переработать практически весь производимый озимый хлеб. Но так как винокурение было обременительно для нашего края, то для производства вина использовался только привозной хлеб.

К 1859 году почти все владельцы винокуренных заводов в губернии были помещиками, за исключением одной винокурни, находившейся на арендном содержании. Производством спиртного в нашем крае было занято около тысячи рабочих — винокуров, затертов, квасильщиков, бондарей. Размер заработка целиком зависел от квалификации: чернорабочие получали 3 – 4 рубля в месяц, мастеровые — 10 – 12 рублей. На каждом заводе имелась должность надсмотрщика за правильным изготовлением питья, он получал 180 рублей жалования в год. Калужский алкоголь экспортировался в соседние губернии — Московскую, Тульскую и другие. Самое интенсивное потребление вина приходилось на осенние месяцы, а наименьшее — на конец весны, начало лета. Статистика утверждает, что количество смертей от невоздержания по Калуге почти всегда было на третьем месте после смертей «по причинам неизвестным» и «от болезней». В середине прошлого века губерния в этом отношении занимала одно из первых мест в России.

Печальное лидерство можно проиллюстрировать такими цифрами: в 1859 году было выпито 505 ведер двойного (чистейшего) спирта, 191000 — обыкновенного вина, 63000 — улучшенного, 40000 — ведер пенного вина (шампанское, сидр), 4300 — трехпробного и более 30 тысяч ведер водок и настоек. Всего было поглощено в том году более 366 тысяч ведер спиртного! Объем постоянно продававшегося вина составлял более полуведра (шесть с половиной литров) на каждого жителя, включая младенцев, женщин и немощных. Если брать только пьющий народ — мужчин с 20 лет — то «на нос» получалось более ведра с четвертью... Оставим эти данные без комментариев, которые могут привести к выяснению одной из причин «революционизирования» народных масс. Возврат к откупной системе при Николае I не шибко пополнил казну, зато дал простор различным злоупотреблениям. Это побудило царское правительство отменить откупа одновременно с отменой крепостного права в 1861 году. Акцизная система действовала в Российской империи с 1863 по 1895 год, после чего питейное дело стало исключительно государственным, каковым продолжает быть и сегодня.

Вот как вспоминает о возникновении замысла министр финансов при Александре III граф С.Витте. Император пожелал поручить мне, читаем в его книге, «исполнение одного дела, находящегося, как он выразился, у него на сердце, а именно питейного дела... Александр III говорил, что его крайне мучает и смущает то, что русский народ так пропивается и что необходимо принять какие-нибудь решительные меры против этого пьянства... а потому он решил ввести питейную монополию, т.е. провести меру, по своему объему и по своей новизне совершенно необычайную, чрезвычайно новую, не существовавшую, не известную в практике западных стран и вообще всего мира» — питейную монополию. Обосновывая необходимость этой меры, сам Сергей Юльевич Витте утверждал: «Можно сказать, что русский народ, если бы только он не был народом христианским и православным, был бы совершенно зверем; единственно, что отличает его от зверя — это те основы религии, которые переданы ему механически или внедрены в него посредством крови. Если бы этого не было, то русский народ при своей безграмотности и отсутствии всякого, самого элементарного образования был бы совершенно диким».

Окончательное установление винной монополии в 1894 году мотивировалось еще и получением максимального дохода в казну, а не только «охранением народного здравия». Предполагалось, что замена частных торговцев казенными агентами. находящимися на жаловании, лично не заинтересованными в увеличении сбыта спиртного, устранит один из главных факторов распространения пьянства. В первую очередь монополия устанавливалась на продажу и уж затем — на производство, которое могло оставаться частным делом. К нему было обращено основное требование нового порядка: «Все вино (читай «водка»), поступившее в народное потребление, должно быть приготовлено из ректификационного, т.е. очищенного горячим способом, спирта и крепостью быть не ниже 40 градусов».

Казенные заведения делились на оптовые склады и винные лавки, отпускавшие спиртное партиями не менее одного ведра (12 литров 300 граммов) в руки. Частные лица могли содержать оптовые склады пива, меда и русского виноградного вина; пивные лавки; погреба для продажи вин; временные выставки (передвижные точки) торговли пивом; ренсковые погреба; трактиры. Все эти заведения и приобретали алкоголь в казенных лавках и складах. Продажа спирта, вина и водочных изделий должна была производиться исключительно на вынос — в запечатанной посуде по цене, назначаемой ежегодно. В 1896 году были установлены следующие цены: для очищенного вина (40%) — до 8 рублей за ведро, для ректификационного спирта — 20 копеек за градус и для столового вина — от 8 до 12 рублей за ведро.

При этом содержатели частных заведений, неукоснительно соблюдавшие правила, получали от казны ежегодное вознаграждение. Налить стаканчик страждущему могли только в трактире да и то, опять же, сорвав с бутылки казенный сургуч. Водка в графинчиках и по вольной цене подавалась лишь в трактирах, имевших на это специальное разрешение. Непрост был и порядок открытия питейного заведения. Для этого требовалось распоряжение губернатора с подписью управляющего акцизными сборами при наличии билета о благонадежности, получаемого в полиции. Нужны были также различные ходатайства и справки. Чтобы беспрепятственно пройти все инстанции, по старой российской традиции требовалось и неоглашаемое вручение чиновникам «барашка в бумажке» — быстрота оформления документов зависела и от толщины бумажника...

Но, открыв заведение, хозяин не прекращал «отстегивать» суммы — не столько на закупку питья, сколько в патентный сбор: от трех до девятисот рублей, в зависимости от респектабельности заведения. Плюс акциз, за аренду помещения, в карман городовому и так далее. Открытие винных лавок, кстати, разрешалось с таким расчетом, чтобы их было не менее одной на каждые 500 душ населения. Не дозволялось открывать лавки, за исключением трактиров, ближе 80 саженей от театров, храмов, кладбищ, казарм, тюрем, учебных заведений, больниц и богаделен, госучреждений — присутственных мест. Запрещалось также устраивать передвижные винные лавки во время народных гуляний, на рынках и в торговых рядах, рядом с заводами и у пороховых складов. Словом, торговля вином была четко регламентирована, и каждое заведение имело свою специализацию. Например, если ренсковые погреба могли отпускать — только на вынос — различные напитки: водки русские и иностранные, пиво, портер, мед, то в винных лавках предлагали вино только отечественного производства. В пивных лавках ничего, кроме пива и раков (тоже на вынос), найти было нельзя. И в распивочной продаже были свои ограничения. Клиент мог выбрать норму выпивки из скудного ряда предлагаемых емкостей — ведро, штоф (1 литр 30 граммов), чарку (145 граммов). Пиво, портер и мед разливались в литровые и поллитровые кружки. Закон требовал соблюдения в питейных заведениях чистоты, недопущения в них распутных женщин, недозволенных азартных игр и увеселений.

В архивах Калужского губернского акцизного управления сохранилась масса заявлений трактирщиков, просивших дозволения открыть бильярдные столы и «музыкальные аппараты», на что в большинстве случаев были даны отказы. Не допускалась продажа вина несовершеннолетним и тем, кто уже изрядно «нагрузился». В обязанности владельцев входило недопущение того, чтобы клиент чересчур напивался. Трактирщик имел право прекратить наливать водку или даже, в крайнем случае, отобрать недопитое.

Винная монополия вводилась в России постепенно, начиная с 1894 года, и пришла в Калугу в последнюю очередь, когда соседние губернии уже пять лет потребляли казенный алкоголь. Ко времени введения нового порядка в питейном деле, в самом конце прошлого века, в Калуге было 5 оптовых складов вина и спирта, 43 ренсковых погреба, 31 трактир, 11 пивных и портерных, 4 винные лавки, 9 буфетов, 2 пивоваренных завода и 1 медогонное заведение. Доля питейного дохода в городскую казну составляла 27 тысяч рублей в год. Энциклопедия Брокгауза и Ефрона упоминает о винокурении как одном из главных калужских производств.



Предыдущая статья     Следующая статья

С этой статьей читают еще:





Буду признателен за плюсики, лайки и ретвиты! Заранее спасибо!

Оцените и поделитесь с друзьями!



Комментировать через «ВКонтакте»:





Обмен постовыми


Всем доброго времени суток. С радостью обменяюсь постовыми с вашими блогами или сайтами. Требования к обмену:

  1. Сайт или блог должен быть на фото, видео или свадебную тематику.
  2. Домен 2 уровня. Рассмотриваются сайты как на бесплатном, так и на платном хостинге.
  3. ТИЦ и PR роли не играют.
  4. Посещаемость > 40 уник/сутки с поисковых систем.

Также на блоге публикуются гостевые посты. Требования к гостевым постам:

  1. 1 внешняя ссылка.
  2. Объем от 1500 символов без пробелов.
  3. Статья должна быть написана на фото, видео или свадебную тематику.

Пишите на email: petrovideo@ya.ru


PetroVideo

Информация

Видео

Свадебный фильм в Санкт-Петербурге

Вернисаж

Свадебная фотография в Санкт-Петербурге

Top 5

Улыбнитесь...

Наши контакты:

(911) 211-9876

Позвоните нам!

Задавайте вопросы

Свадебный консультантСвадебный консультант