Свадебные книги и альбомы: взгляд профессионалов

Свадебные книги и альбомы: взгляд профессионалов

Пока наши соотечественники приходили в себя после новогодних праздников, мы смогли поймать ведущих специалистов страны по свадебным книгам Александра Ноздрина и Ласло Габани в перерыве между съемками, мастер-классами и многочисленными поездками. Ласло первым в России предложил свадебную книгу как стандарт, для чего создал собственное производство, до сих пор являющееся образцом первоклассного качества. Александр, его партнер, – единственный в России призер крупнейшего международного конкурса свадебных фотографов WPPI в номинации «Свадебная книга».

Шарж на заказ

Шарж на заказ

Если вам хочется сделать своим гостям, друзьям и родным на вашей свадьбе неожиданный сюрприз в виде скромного но дорогого и оригинального подарка, - загляните на сайт московских художников "Артмагия". Здесь вы сможете заказать шарж, исполненный руками самых лучших московских художников. Что может быть оригинальнее авторского дружеского шаржа?.



– Что сейчас переживает в России рынок свадебных книг, альбомов?
Александр: Дикий бум.
Ласло: Альбом – это вещь, которая была, есть и очень долго будет оставаться инструментом коммерции. Если рассматривать его с точки зрения бизнеса, то на сегодняшний день это основной способ красиво продемонстрировать свою работу. И клиент готов платить. Потому что он никогда не сможет сделать альбом такого же качества, как профессионал хорошего уровня. У фотографа есть возможность правильно презентовать и рассказать историю съемочного дня – свадьбы, важного семейного праздника и т.п. Поэтому популярность альбомов сохранится и не будет зависеть от конъюнктуры.
За фотокнигами и фотоальбомами я наблюдаю с 1997 года, когда здесь ими еще и не пахло. В России они появились благодаря нам, в 2002-2003 годах. Теперь их популярность возрастает с каждым годом. И эта тенденция продолжится в ближайшие 10-15 лет, если не возникнет принципиального другого технического решения, скажем, «книги», состоящей из 3D–фотографий, с демонстрацией на устройстве вроде IPad. Но даже в этом случае фотокниги, напечатанные аналоговым способом, с фотографиями, которые можно потрогать, все равно останутся.
– Кстати, какая сейчас ситуация со способами печати? Цифровая печать вытесняет традиционную фотопечать?
Ласло: Цифровая альбомная печать существует давно. Принципиальной разницы между качеством цифрового альбома и печатью на фотобумаге сейчас нет. Разница в оформлении, материалах, дизайне. Современный альбом чем-то похож на гламурный журнал, где фотографии используются в качестве подложек. Также есть возможность создания фотоальбомов, где фотография напечатана цифровым способом, но размещена классически, на целом развороте, в красивом паспарту…
– То есть техническое качество цифры и печати на фотобумаге не различается?
Ласло: Абсолютно. В этом году, например, у меня выйдет альбом, который будет напечатан цифровым способом, но на акварельной бумаге. Это делается для того, чтобы совместить ту стилистику обработки, которую мы сделали, с возможностями бумаги и усилить создаваемый нами эффект.
Александр: Я хотел бы добавить одну очень важную вещь. Дело в том, что в последние годы ценность профессиональной фотографии падает, как это ни странно. В первую очередь за счет того, что наши дорогие фотографы, понабрав современных цифровых камер, очень быстро начинают поливать направо и налево.
К сожалению, в данном виде бизнеса клиенты подчас диктуют фотографу условия: например, чтобы после свадьбы было предоставлено не менее 1000-1500 фотографий. Самое интересное, что, просмотрев эти 1500 фотографий, клиент предъявляет претензии, говоря: «А почему нет ничего? Где свадьба-то?». И фотограф делает круглые глаза: «Как нет? Вот ваши 1500 фотографий, как и просили!».

Ласло Габани

Разворот фотокниги. Ласло Габани, 2010


Проблема заключается в том, что клиенты теряются в потоке информации, во множестве изображений. Они пролистывают их с молниеносной скоростью и даже не помнят, что уже успели просмотреть. Это просто убивает! И ценность фотографии как таковой уходит на задний план. Получается этакий видеоряд, снятый на фотокамеру.
Зато когда фотограф начинает отбирать работы под фотокнигу, где количество разворотов и карточек ограничено, то, во-первых, происходит серьезный отсев, а во-вторых, – мощнейший постпродакшн каждой фотографии. Так что любая съемка, собранная именно в виде фотокниги, смотрится гораздо качественнее. А самое главное, что 40–50 фотографий достаточно, чтобы показать весь съемочный день от начала до конца, причем клиент увидит, уделит внимание каждой карточке, а лишние снимки не будут его отвлекать. Но увы… Люди смотрят фотографии как рекламу по телевизору: пролистали и забыли. Картинок много, они бестолковые, дублируют одна другую, лишь немного меняются эмоции и ракурс.
Ласло: Согласен. Получается видео­съемка фотоаппаратом – фотограф нажал на кнопку и не остановился. А потом ­пытается из этого потока что-то отобрать. Я, конечно, утрирую, есть прекрасные фотографы, которые работают вдумчиво и сознательно, постоянно выдерживая конкуренцию с серийными маньяками.
Александр:Мы тоже снимаем немало, чтобы отобрать самое лучшее, самое естественное, самое эмоциональное – то, что и попадет в итоге в альбом. И именно это, а не бесконечные сотни кадров, увидят клиенты.
– Можно ли сказать, что фотографы разного ценового уровня должны делать книги, соответствующие их расценкам на фотосъемку?
Александр: А они не смогут делать по-другому. Представьте себе человека, который находится в недорогом сегменте рынка и начинает делать серьезные книги. А ведь книги – это не только ­изготовление, которое очень дорого стоит, но и серьезная обработка, дизайн… Все это – время, а время – деньги. На хорошую работу с одной книгой может уйти месяц. Поэтому, если фотограф работает в низком ценовом диапазоне, то он просто вылетит в трубу, ему есть будет не на что.
Любую коммерческую работу нужно в первую очередь рассматривать как бизнес. Все должно быть рентабельно. То количество усилий и времени, которое тратится на книгу, несопоставимо со съемкой. Серьезная работа должна иметь свою цену, серьезный подход должен быть оправдан. Если ты тратишь время впустую, работаешь в убыток, то такой проект нужно сворачивать.

Ласло Габани

Разворот фотокниги. Ласло Габани, 2010



Ласло: Подразделение может быть не только ценовое. Есть книги действительно недорогие по технологии, и, что самое страшное, фотографы и продать их ­пытаются недорого. А как же художественная ценность?
Александр: Ценность книги – это заработок фотографа. А они его сами уничтожают.
Ласло: Вот хороший пример. У меня есть клиентка. Мы каждый год снимаем день рождения ее ребенка, и каждый раз она заказывает большие альбомы. Платит за них примерно тройную цену от стоимости съемки. В этом году она попросила нас из имеющегося материала сделать еще одну такую же книгу, только для родственников. И мы воспользовались другой технологией изготовления, которая обошлась нам в 10 раз дешевле. Так вот, продать эту книгу я смог максимум за двойную цену от себестоимости. Потому что, когда я ее показал, клиентке было жалко отдавать деньги! А вот когда я привез ей альбом, сделанный из нормального материала, в кожаной обложке, с красивыми страницами, она сказала: «Вот за это я готова заплатить хорошую цену, потому что понимаю, сколько работы вложено».
Как определить, к чему относятся эти недорогие книги? К дешевому сегменту? Видимо, да. Хотя я знаю фотографов, которые продают своим богатым клиентам эти дешевые книги.
– Существуют альбомы, которые стоят рублей пятьсот. Их-то куда отнести?
Ласло: Да, технология изготовления дешевеет, компании, выпускающие недорогую продукцию, есть и будут появляться в дальнейшем. Наши китайские друзья приложат руку, не без этого.
– Есть ли спрос, и может ли быть востребована такая услуга, как «книга для гостей»?
Александр: В этом году я дарил всем гостям, приглашенным на свадьбу, книгу «Love Story молодых». Она была сделана полиграфическим способом, на тонких страницах, – но добротно, качественно. Основной эффект от этой книги – пиар фотографа. Серьезный маркетинговый ход, позволяющий приобрести новых клиентов. Конечно, фотограф пишет на книге свои контакты. Да, он делает такие подарки за свой счет, зато раздает платежеспособной публике образец работы. Стоимость работы фотографа вообще трудно определить объективно. Целый комплекс действий может дать ему возможность заработать. Фотокнига или другой нормальный законченный продукт позволяет фотографу выделиться и лучше продаваться, больше зарабатывать, быть более успешным.
– У вас есть дизайнеры, которые верстают книгу?
Александр: Конечно, есть. По большому счету, моя основная работа заканчивается в день съемки. Остальное – вопросы состыковки с клиентом, обсуждения…
Ласло: Погоди, я не согласен. Как это – основная работа заканчивается в день съемки? А отбор материала для книги? Я много раз видел, как ты со своим ­дизайнером обсуждал разные варианты изготовления… Ведь именно фотограф присутствует на свадьбе, и только он может сделать акцент на значимые именно для этой пары снимки. Дизайнер же смотрит совсем с другой точки зрения – расположения, внешнего вида.
Александр: Конечно, работа после съемки продолжается, но при правильном подходе ее можно минимизировать. Тогда это рентабельно. Еще очень важно, насколько люди сработались друг с другом. Я сейчас принимаю в работе дизайнера гораздо меньше участия, чем два-три года назад. Перед началом работы мы с ней обсуждаем самое важное, она помечает, на что обратить особое внимание, а конкретные фотографии выбирает уже сама, исходя из их сочетания. Ведь фотография сама по себе может быть безумно красивой, но она ни с чем не стыкуется. Иногда из-за этого хороший кадр не попадает в книгу. Штука тонкая, творческая, сложная, художественная…
А дальше – вопрос выбора. Если данная книга – просто небольшой дополнительный заработок, то, потратив пару часов, можно набросать любой макет, обработать фото в Лайтруме, сверстать на нейтральных фонах в классическом стиле, – и готово. Этот недорогой продукт все равно будет смотреться гораздо лучше, чем обычный диск с фотографиями. Такие книги всегда будут пользоваться спросом. Именно их производство и набирает обороты.
Только вот однажды наступает момент, когда самого фотографа перестает устраивает уровень изготовления. Он начинает ковыряться, копошиться, подходить творчески… тогда и возникает дисбаланс вложений и отдачи, о котором мы говорили раньше. И дело не только во временных ресурсах. Когда человек тратит три недели на изготовление, героически трудится и при этом начинает экономить на упаковке, – вот тут-то он и теряет весь свой доход. В России всегда встречают по одежке, смотрят на качество. Ведь свадьба – это самый торжественный, самый важный день в жизни любой семьи, иногда важнее рождения ребенка. И люди готовы вкладывать в торжество деньги. Нельзя давать им экономить (улыбается). На снимках все должно быть так же торжественно, как на самой свадьбе. Стало быть, и материально в альбом нужно вложиться так же.
– Сколько сейчас стоят услуги свадебного фотографа?
Ласло: 3–5 тысяч долларов, включая фотокнигу. Это средняя цена на московском рынке. И она приблизительно равна цене хорошего платья невесты. Для молодой женщины платье и фотосъемка примерно одинаковы по значимости.
Александр: Речь идет о не самой навороченной книге и не самом сложном дизайне. Возможно, даже не о целом дне съемки. Невозможно просчитать стоимость книги, зная только то, во сколько обошлось ее производство и сколько уплачено дизайнеру. Посчитать себестоимость какого-либо проекта можно только по окончании года. Приведу пример. Снял фотограф, скажем, 20 свадеб, сделал 20 альбомов, заработал на съемке, условно, 20 тысяч долларов и на альбомах еще 20. Итого 40 тысяч долларов. Потом он начинает вычитать стоимость купленной техники, оплату помощников, налоги и т.д. И если от 40 тысяч ничего не остается, то получается, что и дохода за год нет никакого, все растворилось в рабочих моментах: расходах на рекламу, на создание сайта, на технику. Вот из чего складывается себестоимость.
Следующий момент: не каждая съемка может стать книгой. Бывают отличные репортажные съемки, но фотографии с них невозможно смакетировать на одном развороте. Нужно делать по принципу «одно фото – один разворот». И еще: чем больше на снимках событий, динамики – тем проще должен быть дизайн. Даже простой белый фон работает. А есть специалисты, которые делают больше постановочных кадров. Там уже можно говорить о подложке, других элементах… Репортаж, украшенный подложками – это полная каша.
– Вы объясняете это на своих мастер-классах? Александр: Конечно. Мы с дизайнером все подробно рассказываем. Отвечаем на вопросы, показываем примеры. Это, кстати, мы делаем под эгидой WedSchool.

Ласло Габани

Разворот фотокниги. Ласло Габани, 2010


– Что можете сказать про аутсорсинг постобработки?
Ласло: Идея замечательная, мы о ней говорили очень давно. Но руки у нас так и не дошли. Воплотили же ее Лана и Игорь Гришины. Они молодцы, потому что заняли эту нишу, а не полезли в каждый вид деятельности по чуть-чуть. Теперь все знают их школу как образовательное учреждение по обработке фотографий. Ну и сам бизнес, конечно, присутствует. Они обучают дизайнеров и тут же предлагают работу лучшим из них. Правильной дорогой идут. Во всем мире это очень распространено: фотограф отдает картинки для обработки на аутсорс (подрядчикам).
Александр: Я думаю, что такой аутсорс ищут, прежде всего, те фотографы, которые работают на потоке. Им нужно сделать много и быстро. Они снимают, скажем, 70 свадеб в год, отдают фотографии на обработку и не забивают себе этим голову. После пяти заказов можно хорошо притереться друг к другу: обработчики уже знают, что именно тебе нужно. Это нормальный, правильный подход.



Оцените и поделитесь с друзьями!

PetroVideo
Фотограф спб недорого
Свадебные видеооператоры и фотографы. Кирин Денис - фотограф
fazletdinov.com
С-образный профиль 400х160
с-образный профиль 400х160
урал-мост.рф
Семена овса
Купим семена овсяницы луговой, фацелии, вика озимая
semenagost.ru

Информация

Видео

Свадебный фильм в Санкт-Петербурге

Вернисаж

Свадебная фотография в Санкт-Петербурге

Top 5

Улыбнитесь...

Наши контакты:

(911) 211-9876

Позвоните нам!

Задавайте вопросы

Свадебный консультантСвадебный консультант